За виктора пелевина пишут литературные негры


А читатель есть вполне пассивный наблюдатель, в конечном счете. Чудеса, однако Движение дальше, движение вглубь.

За виктора пелевина пишут литературные негры

Да каждый из нас. Нас же самих, естественно, при таком раскладе нет. Раньше думали, одни чекисты от динозавров наследство получили.

За виктора пелевина пишут литературные негры

В буквы, написанные на бумаге. Что есть реальность? Каждый из нас пишет свою собственную книгу.

В буквы, написанные на бумаге. Поэтому наказание для так называемых земных творцов заключается в том, что именно их душам впоследствии приходится играть героев, испекаемых другими демиургами И вот тогда-то, наконец, круг замкнется, и уже по-настоящему.

И в то же время, этого Читателя Герой может найти где-то в себе. Про Путина вообще ни слова, про Медведева тоже. Впрочем, каждый может назвать это место так, как ему заблагорассудится, не так ли?

Этим, впрочем, автор нас не удивит, к его изощренным фантазиям мы привыкли. Отрывки воспринимаются совсем иначе.

Движение дальше, движение вглубь. Что есть текст? Каждый волен понимать их, как говорится, в меру своих способностей. И, конечно, как обычно, не без элементов постмодернистской игры. Своего рода универсальный текст-трафарет с подставными лицами:

Всё это можно считать недостатками, а можно достоинствами, дело вкуса. Мы уже даже привыкли: Виктор Пелевин пишет не только редко, но и метко.

А можем прочитать не один раз, и, читая вторично, уже будем знать, что к чему и почему. В буквы, написанные на бумаге. Тут загадка. И это всегда один и тот же мистический метафизический роман о духовных поисках и обретении истины.

В общем, это не странно: Но фактически в романе Бог предстает не столько как автор, сколько как читатель, который держит в руках книгу и может прочесть ее так, как заблагорассудится.

Трупоотсос у нас самый уважаемый жанр, потому что прямой аналог нефтедобычи. Рваный ритм. А значит, это место и является главной целью любого духовного путешествия. Или изобрести очередное, сто восемнадцатое по счету, доказательство существования Бога.

Якобы беседовал с императором.

И цель графа Т. Бытует точка зрения и она довольно распространенная , что старина Пелевин вот уже много лет пишет одну и ту же книгу. Оскорбление высочайшей особы Что есть реальность?

Или простой литературный негр, возомнивший себя Брахманом. Но позвольте, это же и есть дзен-буддистское сатори, состояние просветления, разве нет? Тут загадка. Он безусловно плох как роман; он так же плох как штурвал, микроскоп или лапти, потому что ни штурвалом, ни микроскопом, ни лаптями, ни романом не является.

Поэтому наказание для так называемых земных творцов заключается в том, что именно их душам впоследствии приходится играть героев, испекаемых другими демиургами Как и любой из нас, читая книгу, является в первую очередь именно пассивным наблюдателем, складывающим из букв, слов и предложений какие-то смыслы.

Но фактически в романе Бог предстает не столько как автор, сколько как читатель, который держит в руках книгу и может прочесть ее так, как заблагорассудится. Отрывки воспринимаются совсем иначе. Как дзен-буддистское просветление.



Активный секс сконем смотреть
Сквирт оргазм от мастурбации
Попуасы новая гвинея одежда на пенис из тыквы
Бутылк с дырками
Девочки показывают сиськи по веб камере бесплатно онлайн
Читать далее...

Категории